Егор Дзыгун Project в Грай-кафэ

Друзья! Возможно, не все знают, но в Беларуси существует уникальный в наших широтах проект - BlackWhiteJazz. Начиная с сентября каждую неделю в кафе "Грай" (Минск, ул. Интернациональная, 33) звучит ТОЛЬКО АВТОРСКАЯ ДЖАЗОВАЯ музыка! Совершенно разноплановая и часто непредсказуемая – от «чёрного» госпела до «белого» Била Эванса, от «чёрного» фанка до «белого» скандинавского фри. Как правило, наши концерты по четвергам.

3
613
Егор Дзыгун Project

Декабрь – это особое предпраздничное настроение. BlackWhiteJazz готов транслировать его на полную катушку. Первый же декабрьский концерт – это зажигательная латина от Егора Дзыгуна. Вы ещё не знаете, кто такой Егор Дзыгун? Это гитарист-виртуоз, выпускник Молодечненского музыкального училища и Белорусской государственной академии музыки, солист Президентского оркестра Республики Беларусь, музыкант группы «S°unduk», а также участник самых различных музыкальных проектов (в том числе и Влада Мазуркевича). Так что приглашаем 7 декабря всех любителей джаза в Грай-кафэ на концерт Егор Дзыгун Project.

Весной 2016 года Егор выпустил свой дебютный альбом «Meeting spring», куда вошли 10 авторских композиций. На одну из пьес альбома («Письмо Доминику») был снят музыкальный клип (реж. А. Мелеховец).

В состав коллектива входят топовые джазовые музыканты нашей страны. Для многих окажется неожиданным, что некоторые из них больше знакомы по другим проектам. Так Дмитрий Хоменко играл в Группах «Спадчына», «Trubetskoy» и «City Jazz Quartet». Творчество Андрея Маврина хорошо известно поклонникам группы «Дрозды», да и у тех, кто следит за белорусской джазовой сценой, оно на слуху (чего только стоит работа в составе «Дилижанс-Джаз»!). Практически все участники коллектива – бессменные артисты Президентского оркестра РБ.

Приходите, познакомимся!

Егор Дзыгун – гитара, автор музыки
Ярослав Горянин – саксофон
Дмитрий Хоменко – клавишные
Сергей Кунцевич – бас-гитара
Андрей Маврин – барабаны

P.S. А здесь можно послушать его композицию Dreaming of Kilimanjaro.

Поделитесь!

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Егор Дзыгун Project

    Я долго думал, как оформить свои впечатления от концерта — отдельным постом, или всё-таки в комментариях. Остановился на последнем варианте. Чтобы можно было сравнить ожидания и результат.

    Если честно, то я ждал латино. Точнее, латиноамериканский джаз в его горячем афрокубинском варианте. Хотя с чего бы это? Ни выложенный в анонсе ролик, ни ссылка на трек этого не предполагали. Но, как говорится, подсознанию не прикажешь. Возможно, повлияла гниловатистая погода и хотелось тепла…

    Первая вещь мне напомнила Grover Washinton Jr, который решил напустить на себя немножко светлой грусти… Гитара же по своему звучанию напоминала некоторые альбомы Larry Carlton и наименее «навороченные вещи» от John Scofield. Слушателям предложили дать название этой безымянной пока композиции. Я предложил «расписное небо». Разумеется, не в смысле там жостовских подносов. Вы ведь наблюдали на закате небо, словно расписанное самымми разными красками — от синевы до сиреневого, от красного до оранжевого? Вот именно с такой игрой красок вечернего неба у меня ассоциировалась эта композиция.

    Вторая композиция назвалась «Письмо к Доминику» и была посвящена Dominic Miller. Тот же аккуратный интеллигентный smooth jazz с лёгкой грустинкой, но без излишнего пафоса и глицериновых слёз. Просто задумчивость коснулась щеки Егора краешком своего мягкого крыла…

    Хотя третья композиция анонсировалась как что-то ближневосточное, но я, простите Ближнего Востока в ней не услышал. Услышал рассказы какого-нибудь бретонского или провансальского оруженосца, побывавшего со своим рыцарем в Святой земле во время одного из крестовых походов. Короче, услышал, скорее сплав южно-французской музыки с палестинской мешаниной.

    «Мечтая о Килиманджаро». Хотя был упомянут Ришар Бона (именно так, с ударением на последнем слове звучит имя этого певца из Камеруна, бывшего некогда французской колонии), вот его мотивов я опять-таки не услышал. Скорее, Al DiMeola времён «Worls Symphonia».

    «Апрельский блюз». Красивая, спокойная, прекрасно исполненная музыка. только сейчас меня начало отпускать и я начал расслабляться.

    Шестая композиция — чистый Pat Metheny, не по саунду, по настроению. Правда, без Lyle Mays. Ни разу не хочу сказать ничего плохого в адрес Дмитрия Хоменко! Он прекрасный клавишник! Просто у него и Лайла совершенно разные манеры игры. В этой композиции я сравнил бы его, скорее, с Joe Sample. Правда, я не припомню, чтобы в составе ансамбля Pat Metheny играл саксофон. Могу лишь сказать, что можно было бы и поэкспериментировать 🙂 В любом случае Ярослав Горянин играл замечательно — тонко и чувственно.

    «Танце дождевых капель». И это тоже классный smooth. Я реально расслабился и меня стало клонить в сон. Ни разу не от скуки. Наоборот, я очень ценю те концерты, на которых мне удаётся настолько глубоко отключиться от суровых трудовых ебудней, чтобы расслабиться до дремоты. Тем более, что в этом пограничном состоянии между сном и бодрствованием меня часто уносит в совсем-совсем другие места! Короче, покой и уют! Как славно! Я чуть не задремал, как под настоящий дождь…

    А унесла меня следующая вещь… Дорого. Юг США. То ли Техас, то ли Арканзас, или Нью Мексико? Дорога, словно стрела разрезающая пустыню. Однообразный пейзаж с редкими грудами камней и полузасохшими кактусами. На горизонте — горы. Дорогу изредка пересекают шары перекати-поля. На обочине — маленький мотель с бензоколонкой. Рядом шуточный биллборд: «Последняя бензоколонка перед городом. Все остальные, которые увидите на протяжении ближайших 15- километров — не более, чем мираж». Я еду на штурманском месте в здоровенном ярко-оранжевом, изрядно побитом жизнью и годами пикапе. Думаю, он немногим младше меня, если вообще младше. Кто за рулём — не знаю. На бензоколонке заправляется другой пикап — крутой, современный и ярко-белый, словно пустынная пыль к нему не приливает. Его хозяин, краснолицый мужчина, лет 50, одет в белоснежную рубашку, джинсы от Kalvin Klein, замшевую куртку. На нём яркий шейный платок, широкополая шляпа и роскошные сапоги из змеиной кожи. Он приветливо машет нам рукой. Я салютую в ответ. Я покупаю у хрупкой мексиканки дюжину ледяного пива (видимо, мой водила не рассчитывает на встречу с местными гаишниками) и местные лепёшки. Я уже не помню, куда мы едем и откуда. Но это не важно. Дорога! Вот как должна называться эта вещь! Уже позднее у меня в памяти всплыла другая ассоциация: «Париж, Техас» — фильм Вима Вендерса.

    После этого трипа было ещё три композиции: «детство в твоих глазах», «Полуночный джаз» (снова потянуло на сон) и «Встречая весну». Очень ровно, добротно, классно сыграно!

    Концерт ребята отыграли на одном дыхании. Отмечу, что это был нечастый нонче случай, когда белорусские музыканты собрали полный зал. И это несправедливо! Белорусским любителям джаза нужно избавляться от эдакого снобизма и свыкаться с мыслью, что и в Беларуси есть классные джазовые музыканты! Отдельное спасибо звукорежиссёру: звук был отменный!