Александр Блок. Скифы. Исполняет Борис Ветров

Стихомузыка Бориса Ветрова - уникальный жанр. А "Скифы" Александра Блока" - одно из лучших произведений этого жанра. Откройте для себя этого удивительного исполнителя. Прочитайте "Скифов" вслух для себя. И убедитесь, насколько актуальны эти строки сегодня.

2
424
Николай Константинович Рерих. София-Премудрость
Николай Константинович Рерих. София-Премудрость

Много лет назад судьба свела меня с удивительным человеком — Борисом Петровичем Комраковым. Он сам по себе заслуживает отдельного рассказа, но я хочу здесь рассказать об одном эпизоде. Мы возвращались из Друскининкая и неожиданно зависли в Гродно на автобусной станции — сломался автобус. Мы сидели в ожидании и некотором раздражении, разговор вдруг перешёл на поэзию. Нужно сказать, что в памяти Бориса Петровича, помимо всего прочего, хранится почти триста хороших стихов самых разных авторов. И одно из них — «Скифы» Александра Блока — он прочёл вслух. Прочёл так, что у меня зашевелились волосы. Рядом с нами сидела девочка, лет девятнадцати. Похоже, что до этого дня она даже не подозревала, что стихи можно ТАК читать. Я посмотрел на неё, посмотрел на вымотанного дикой работой и почти бессонной ночью Бориса Петровича, потом посмотрел на эту девочку и понял: сейчас она готова за ним пойти куда угодно. Несмотря на, почти 40 лет разницы. Вот она, настоящая сила настоящей поэзии!!!

Второй раз почти такие же переживания от исполнения «Скифов» Блока я пережил, слушая стихомузыку Бориса Ветрова. И хотя я уже был некоторым образом подготовлен к восприятию этого стихотворения знакомством с другими произведениями в его исполнении, волосы снова вставали дыбом. Вот оно, послушайте, не пожалейте пяти минут!

музыка: Klaus Badelt и Hans Zimmer

Правда, сильно?! А теперь попробуйте прочитать это стихотворение вслух сами. Ведь стихи нужно читать только вслух, даже если ты один! Да не ленитесь, прочитайте!

Александр Блок. Скифы

Панмонголизм! Хоть имя дико,
        Но нам ласкает слух оно…
Вл⟨адимир⟩ С⟨оловьев⟩

 

Мильоны — вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, Скифы — мы! Да, азиаты — мы, —
С раскосыми и жадными очами!
Для вас — века, для нас — единый час.
Мы, как послушные холопы,
Держали щит меж двух враждебных рас —
Монголов и Европы!
Века, века ваш старый горн ковал
И заглушал грома лавины,
И дикой сказкой был для вас провал
И Лиссабона и Мессины!
Вы сотни лет глядели на Восток,
Копя и плавя наши перлы,
И вы, глумясь, считали только срок,
Когда наставить пушек жерла!
Вот — срок настал. Крылами бьет беда,
И каждый день обиды множит,
И день придет — не будет и следа
От ваших Пестумов, быть может!
О, старый мир! Пока ты не погиб,
   Пока томишься мукой сладкой,
Остановись, премудрый, как Эдип,
Пред Сфинксом с древнею загадкой!…
Россия — Сфинкс. Ликуя и скорбя,
И обливаясь черной кровью,
Она глядит, глядит, глядит в тебя,
И с ненавистью, и с любовью!..
Да, так любить, как любит наша кровь,
Никто из вас давно не любит!
Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжет, и губит!
Мы любим все — и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно все — и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений…
Мы помним все — парижских улиц ад,
И венецьянские прохлады,
Лимонных рощ далекий аромат,
И Кельна дымные громады…
Мы любим плоть — и вкус ее, и цвет,
И душный, смертный плоти запах…
Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет
   В тяжелых, нежных наших лапах?
Привыкли мы, хватая под уздцы
Играющих коней ретивых,
Ломать коням тяжелые крестцы,
И усмирять рабынь строптивых…
Придите к нам! От ужасов войны
Придите в мирные объятья!
Пока не поздно — старый меч в ножны,
Товарищи! Мы станем — братья!
А если нет, — нам нечего терять,
И нам доступно вероломство!
Века, века — вас будет проклинать
Больное, позднее потомство!
Мы широко по дебрям и лесам
 Перед Европою пригожей
Расступимся! Мы обернемся к вам
    Своею азиатской рожей!
Идите все, идите на Урал!
     Мы очищаем место бою
Стальных машин, где дышит интеграл,
С монгольской дикою ордою!
Но сами мы — отныне — вам — не щит,
Отныне в бой не вступим сами!
Мы поглядим, как смертный бой кипит,
Своими узкими глазами!
Не сдвинемся, когда свирепый Гунн
В карманах трупов будет шарить,
Жечь города, и в церковь гнать табун,
И мясо белых братьев жарить!..
В последний раз — опомнись, старый мир!
На братский пир труда и мира,
В последний раз — на светлый братский пир
Сзывает варварская лира!

30 января 1918
Александр Блок. Скифы. 1918
Написано сто лет назад, а будто вчера!!!

 

Поделитесь!

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Не могу не добавить комментарий, который оставила в фейсбуке под этой публикацией Via Viktoria:

    «Как сказал Оден, «поэзия ничто не изменяет». Выражает — да, но не изменяет. И это стихотворение А.Блока выражало, в своё время, лишь текущий момент 1918 года и те идеи и настроения, которые были на слуху. Мощно. Сильно. Агрессивно. Страшно. Эпатажно. Блоку нравилась идея его кумира В. Соловьёва о щите между Западом и Востоком (и он её воплотил и развил в масштабной метафоре), и не нравилось завершение войны. Однако — парадокс! — самому поэту это стихотворение не нравилось. И в этом — величие гения. Потому что для гения «кто не с нами, тот против нас» — узко, слишком узко и категорично. Но слово было сказано, а уж апологеты идеи найдутся всегда: «Мы станем — братья!», но жить будем по нашим правилам», — как это понятно!»