Виктор Геравкер и Compessive Jazz Collective в Кувалде. Впечатления

0
390
Compessive Jazz Collective и Людмила Круковская
Compessive Jazz Collective и Людмила Круковская. Фото Екатерина Попейко

5 апреля в состоялась очередная джазовая вечеринка в рамках проекта BlackWhiteJazz. Как уже стало традицией — в игровом пространстве Quvalda. На этот раз на сцене были гости из России: уроженец Минска саксофонист Виктор Геравкер и его Compressive Jazz Collective: Анатолий Корчагин — клавиши, Роман Плотников —контрабас, Антон Кузнецов — барабаны. Ребята играли жёсткий традиционный мейнстрим. Напористо, порой агрессивно и исключительно технично. Что могу сказать? Гнесинка — это Гнесинка! Ведь все музыканты — выпускники этого легендарного училища. Но давайте по порядку.

1. Spring Waters (Вешние воды) Анатолий Корчагин

Ярко, вставляет. Тем не менее, эти вешние воды не бурные, не безбрежные — я увидел разлив небольшой лесной речки, где быстрое течение сохранилось лишь в основном русле, а остальные текут лениво и «павольна». Воды эти прозрачные, одиноки веточки и прошлогодние бурые листья, плывущие по поверхности никак не влияют на ощущение чистоты этих вод. По берегам ещё сохранился рыхлый грязный снег. Тёмные старые ели… Бабыёшкин лес. Видно дно. Видно так, что можно разглядеть каждый камушек, каждую песчинку. Размеренно колышутся водоросли, снуёт пережившая зиму рыбёшка… Бурая трава, которую затопило, чуть колеблется в медленном течении. А вот чей-то кораблик, сделанный неумелыми детскими руками из коры и веток. А я и сам как ребёнок бегу за этим корабликом в здоровенных резиновых сапогах-говнодавах по затопленному лугу. Те же впечатления, что и в детстве, когда удалось вырваться из-под маминого надзора и попрыгать в центре лужи! А кораблик то ускорится, то замедлится, а то и вовсе закрутится на одном месте. И свежий весенний воздух, с запахом хвои, смолы, перепревшей за зиму листвы, тающего снега и ещё чего-то удивительно свободного…

Compressive Jazz Collective. Анатолий Корчагин
Compressive Jazz Collective. Анатолий Корчагин. Фото Екатерина Попейко

2. Satin Doll. Аранжировка Антона Кузнецова

Контрабасист просто купался в музыке. Четырёхлетний Эмиль, сидящий перед сценой, под её влияние просто пришёл в экстаз: он замер, а на лице было разлито такое недетское блаженство… Аранжировка очень стильная, необычная, я лично мелодию узнал очень не сразу. Но об этом зрителей сразу предупредили: аранжировка настолько личная, что её можно смело признать авторской композицией. Соглашусь. И, разумеется, куда жёстче, чем у Эллингтона. Пожалуй, так мог бы сыграть Julian ‘Cannonball’ Adderley.

Compressive Jazz Collective. Антон Кузнецов
Compressive Jazz Collective. Антон Кузнецов. Фото Екатерина Попейко

3. Cherry (Вишенка) Роман Плотников

Обычно «вишенкой на торте» называют финал какого-нибудь дела, его кульминацию. Но не сегодня. Десерт был подан в середине приёма и такое ощущение, что с каким-то очччень хорошим ликёром — я реально расслабился. Я очень ценю, когда меня на концерте отпускает… Хотя музыка вовсе не предполагала никакого релакса, напротив, была весьма энергичной!

Compressive Jazz Collective. Роман Плотников
Compressive Jazz Collective. Роман Плотников. Фото Екатерина Попейко

Вот она, вишенка-то…

4. One Day Without Love (Один день без любви) Виктор Геравкер

Ну вот, дошла очередь и до работы авторства руководителя коллектива — саксофониста Виктора Геравкера. Хард-боповая баллада, посвящённая отцу. Ударник сменил палочки на колотушки с войлочными наконечниками. Барабаны, скорее, шелестели, чем стучали. Релакс продолжился…

Compressive Jazz Collective. Виктор Геравкер
Compressive Jazz Collective. Виктор Геравкер. Фото Екатерина Попейко

5. Ups and Downs (Взлёты и падения) Антон Кузнецов

Падений не увидел. Увидел полузабытую картину из очень раннего детства — кувыркание голубей на фоне пронзительно-голубого неба… Тогда почти в каждом дворе частного (а также некоторых многоквартирных) можно было увидеть голубятню. Странно, когда совсем недавно для портала realt.by вспоминал о детстве в хрущёвках, то о голубях не вспомнил, а тут всплыло… Музыкой навеяло… Красота, лёгкость и свобода! Кувыркались турманы, закладывали виражи павлиньи голуби, а на них с земли с тоской смотрели городские сизари… Правда, потом у породистых голубок рождались голубята, у которых изрядная часть перьев была асфальтового цвета… 🙂 А ещё почему-то вспомнились «барабаны» для бега на месте. Но не те, из 60-70-х, а случайно уцелевшие монстры из 50-х — огромные, с высоченными, почти недоступными перилами, выкрашенные почти облупившимся суриком…

Александр Зеневич на концерте Compressive Jazz Collective.
Это Ваш покорный слуга делает заметки по ходу концерта. Фото Екатерина Попейко

6. V. Роман Плотников

Первая ассоциация — одноименный роман Томаса Пинчона. Но вот выстроить ассоциативный ряд между этой композицией и известным романом мне не удалось. Пожалуй, игре в бисер мне ещё учиться и учиться… 🙂 Впрочем, не очень-то и хотелось — музыка-то хорошая, лучше я её послушаю!

Люди слушают Compressive Jazz Collective
Слушатели. Фото Екатерина Попейко

Мелодия полностью поглотила многих слушателей — я даже не пытаюсь представить себе, куда их занесло… Но выражение на лицах… Я боялся их фотографировать, чтобы не выбить из ритма. А вот Виктора — можно: он настолько поглощён музыкой, что, думаю, не среагировал бы даже на перестрелку в коридоре… Но фотографу удалось подловить и слушателей!

Это было как-то так:

7. Call & Responce (Вопрос-ответ) Анатолий Корчагин

Compressive Jazz Collective
Compressive Jazz Collective. Фото Екатерина Попейко

Сначала музыка показалась мне весьма кинематогрфичной, но я так и не смог представить себе фильма, для которого эта музыка могла бы стать саундтреком. Возможно, разве что к каким-нибудь свето-цветоэкспериментам Стена Брекхейджа. Но и в этом случае Брекхейдж был бы, скорее, иллюстрацией к музыке, но никак не наоборот. Атомное-жёсткое соло ударника. У него взаправду только две руки? Я специально подходил к нему после концерта. Убедился: действительно только две! А ощущение было, что за ударной установкой сидел осьминог…

Но в любом случае перед нами было не Поле чудес», а «Что, где, когда» в звёздном составе!

8. Last Chance (Последний шанс) Виктор Геравкер

Соло на саксофоне. Жёстко и брутально.

9. Compression (Сжатие) Анатолий Корчагин

Очень красивое фортепианное соло. Исключительно техничное и виртуозное. Иногда становилось страшно: а вдруг он запутается в своих пальцах и это прервётся? Фантастическое переплетение звуков…

Оффтопик: не могу избавиться от ощущения, что кто-то из присутствующих нюхает клей или красит ногти — характерный запах накатывал волнами…

10. Какая-то композиция John Scofield

Пока Виктор объявлял композицию, отвлёкся и забыл её название и на русском, и на английском языке. Но в любом случае очень легко и изящно…

Compressive Jazz Collective. Атмосфера
Quvalda. Compressive Jazz Collective. Атмосфера. Фото Екатерина Попейко

Благодарности

Огромная благодарность Людмиле Круковской, за то, что она замутила, поддерживает и раскручивает BackWhiteJazz. Очень жаль, что это стало сказываться на её работе: люди искренне считают, что она полностью поглощена проектом и на всё остальное у неё нет времени. Поэтому стали приглашать реже, боясь ей помешать. Не бойтесь. Вы просто не знаете Людмилу. От неё можно мобильники заряжать! В её присутствии даже швейцарские часы начинают спешить, такая у неё мощная позитивная энергетика. Людмила и её партнёры реально являются украшением любого мероприятия, вечера, корпоратива или праздника. Не бойтесь приглашать: ручаюсь, получите удовольствие, как его не раз получал я.

Разумеется спасибо музыкантам Compressive Jazz Collective. Спасибо Виктору Геравкеру, который не забывает свою родину. Спасибо самому игровому пространству Quvalda и особенно его звукорежиссёру, который выставляет практически идеальный звук. Отдельное мерси бармену с его фантастическими настоечками. «Скитлз» и на муравьях — это что-то!!!

Отдельное огромное спасибо Екатерине Попейко, чьими фотографиями я так нагло воспользовался.

P.S.

Чуть не забыл — манера исполнения клавишника Анатолия Корчагина напомнила мне сложные математические построения, хотя он признался сам, что он чистый гуманитарий. Более того, он даже внешностью и манерой держаться и говорить напомнил мне талантливого математика Бориса Борисовича Комракова. Чудно…

Поделитесь!