Taran Trio в Кувалде. Впечатления

0
526
Taran Trio
Taran Trio. Фото Екатерины Попейко

Ну вот, наконец собрался описать свои впечатления от очередного, 20-го, юбилейного, концерта в рамках программы BlackWhiteJazz. На этот раз на пути на гастроли по Франции у нас остановилось Taran Trio — Трио Анатолия Тарана. И, разумеется, снова концерт состоялся в игровом пространстве Quvalda.

Об инструменте

Клавишный и кнопочный аккордеон
Клавишный и кнопочный аккордеон

Если кто не знает, Анатолий Таран — джазовый аккордеонист. Я вот, например, не знал… Правда, когда я внимательно рассмотрел его фотографии, то оказался в некотором смятении — уж больно его инструмент смахивал на наш родной баян. Людмила Круковская настаивала, что это такой кнопочный аккордеон. Я порылся по литературе и узнал, что кнопочный аккордеон отличается от баяна только раскладкой правой клавиатуры, а так по звуку эти инструменты практически не отличаются. так что я немного расширил свою музыкальную эрудицию.

Когда я услышал первые звуки этого инструмента, то сразу понял разницу между звучанием клавишного и кнопочного аккордеона: у кнопочного щелчки при извлечении звука слышны куда отчётливее, чем у клавишного. Но очень скоро мозг приспособился и перестал эти щелчки замечать…

Маленькое извинение: композиции объявлялись так тихо, что мне удалось расслышать (точнее опознать) только одно. Поэтому все заголовки безымянные. Уж просю пардону.

1.

Анатолий Таран
Анатолий Таран. Фото Екатерины Попейко

Даже не знаю, что именно я ожидал услышать на концерте: джазовых аккордеонистов не так уж и много. Навскидку смог вспомнить Astor Piazzolla и Dino Saluzzi, Richard Galliano и Daniel Mille, ну и, пожалуй Yann Tiersen… И все они такие разные! Но я услышал Анатолия Тарана. Он сам по себе. И стиль исполнения в ходе концерта менялся от еда уловимых ноток танго нуэво до традиционного французского musette. Но первые ноты мне напомнили, как ни странно, Stanley Jordan — гитариста, работающего в технике полифонического тэппинга: и левая, и правая рука вели свои партии независимо друг от друга.

И всё-таки, нет это не музетт. Это то, во что мог превратиться музетт, если бы появился не во Франции, а в Российской империи.

«Издалека доооолго, течёт река Вооолга»… Простор и воля. Не свобда — Воля. Но и не вольница, разухабистая и иссупленная, когда можно всё. Воля, когда душа рвётся наружу, чтобы забыть о своей бренной оболочке. Для меня Воля — следующая ступень свободы…

Но всё-таки от музетт никуда не деться.. Почему-то всплыло Имя: Раймон Кено и его стихотворение о горошинах, которое перевела ещё совсем юная Ленка Лопатнёвка. Точнее, это тогда она была аспиранткой философского факультета Леной Лопатнёвой. А сейчас это доктор философии Елена Лопатнёва, проживающая во Франции и по-прежнему любящая и Кено, и Дерриду, и Лакана, и Фуко, и даже Бодрийяра 🙂

2.

Александр Ефимов (бас)
Александр Ефимов (бас). Фото Екатерины Попейко

Очень необычные звуковые конструкции, в которые очень осторожно и постепенно вписался бас. Сначала отдельными звуками, а потом ворвался в музыкальную ткань вместе с ударными. Бас и барабаны в ткань ворвались, но не разорвали её, а наоборот, украсили своим ритмично повторяющимся орнаментом. Юг Франции? Нет! Узбеки и таджики, которые осели у нас и обрусели. А ещё выучились и приобщились к джазу и урезали что-то такое такое невообразимо джазово-русско-узбекское с французским акцентом… Дастархан, плов, дыни, виноград… Но лица! Лица совсем-совсем свои. Наши лица! Умные, с мудрыми глазами. Лица людей, которые умеют слушать и понимать услышанное…

3.

Сам Анатолий Таран показался мне похожим на молодого Стинга. Стинга из The Police времён Regatta de Blank, с его негромким, но очень искренним голосом…

Музыка перенесла меня в маленький городок, на семейный праздник. Танцуют дети, молоденькие девушки, почти девочки. Старики сидят за столом и потягивают из больших стаканов пурпурное вино, периодически подливая его из больших оплетённых соломой глиняных бутылей. Нехитрая закуска — сыры, зелень, домашний хлеб, вяленое мясо… Крепчайшие папиросы без фильтра, волосатые, плохо выбритые шеи, кепки, пиджаки, чуть помявшиеся клетчатые рубашки, и лица, подёрнутые сеткой морщинок разной дляны и глубины. И глаза — мудрые и усталые. Молодые парни в чёрных брюках, сверкающих лаковых туфлях и ослепительно белых рубашках, девушки в простых ситцевых платьицах и нехитрых украшениях, некоторые из которых явно перешли им от бабушеки прабабушек. На верёвках, протянутых между домами, сушится бельё, в окна выглядывают хозяйки, на одном из подоконниках невозмутимо умывается кот… Я просто там был.

4.

Старинные брюссельские кружева
Старинные брюссельские кружева

Сложное переплетение звуков. Как в брюссельских кружевах. Если начнёшь следить за ниточками — потеряешь впечатление от цельного узора. Не потерял. Наслаждаюсь каждой ниточкой. Смотрю на лицо Анатолия и пытаюсь представить, где он сейчас, куда его занесло? Ритм секция (Александр Ефимов — бас, Владимир Бегер — ударные) — просто обалдеть! Они для Анатолия как путеводные звёзды — не дадут ему заблудиться в тех мирах, куда его занесло. Не дали. Анатолий вернулся.

5. Tea for Toots

Toots Thielemans — недавно ушедший от нас бельгийский джазовый исполнитель на губной гармонике. Композиция от Richard Galliano. Вроде, композиция на слуху, а слышится, словно в первый раз — настолько индивидуальной оказалась аранжировка. Для тех, кто всё-таки побывал на концерте, выкладываю «родное» исполнение:

Музыка начинается с 1:35.

6.

Владимир Бегер (ударные)
Владимир Бегер (ударные). Фото Екатерины Попейко

Композиция началась поистине мистическим вступлением ударных, колотушка чуть касалась тарелки, щётки чуть касались барабанов. Владимир Бегер — реальный шаман. Музыка — то ли джазмен увлёкся лезгинкой, то ли лихой чечен решил забомбить кавказский джаз — не важно! Всё равно получилось здорово! Не знаю, есть ли у этой мелодии кавказские корни, но именно Кавказ я увидел и почувствовал каждой клеточкой. Был бы я помоложе, я бы как, Пилюгин, с криком «Асса» метнулся бы к сцене, чтобы урезать удалую лезгинку… А когда мелодия замедлилась бы, выдернул бы из слушателей барышню помоложе, чтобы поплыла вокруг, широко разбросав руки и бросая на меня игривые взгляды…

7.

Инна Ярош напряжённо слушает Taran Trio
Инна Ярош напряжённо слушает Taran Trio. Фото Екатерины Попейко

Вспомнился орган. А ещё вспомнилось, как в детстве я растягивал мехи дядиного баяна и, произвольно нажимая клавиши левой руки, представлял себя в органном зале… Музыка торжественная и «павольная» (почему-то не смог подобрать должного русского эквивалента этому красивому белорусскому слову). Католическая? Нет, всё-таки балканская! Хорватия, что ли? Ведь именно в этой балканской стране можно в храмах слушать орган… Но тут, похоже, органист хватил стаканчик крепчайшей сливовой ракии и зажёг вполне по-светски! Стоит отметить хорошее консерваторское образование этого органиста — уж больно не по-любительски выглядели выписываемые им структуры. Они просто врезались в мозг, оставляя на его поверхности филигранные линии. Да и ударник явно не по классу бубна учился…

8.

Taran Trio и Виктория (вокал)
Taran Trio и Виктория (вокал). Фото Екатерины Попейко

На сцене появилась юная барышня. Звать Викторией. Голос не сильный, но чувственный. Быстро и весело. Вспомнил о Katie Melua, но вовсе не из-за какого-то сходства. Просто вспомнил.

9.

Слушаем Taran Trio/ Фото Екатерина Попейко
Слушаем Taran Trio. Фото Екатерина Попейко

Жвавенько. Ещё одно красивое белорусское слово. Вроде и «живенько», но как-то веселее 🙂 Почему-то мне иногда очень сложно передать свои эмоции русскими словами, а белорусские, похоже, всплывают из коллективного бессознательного 🙂 Вот и сейчас именно такой случай. Отличное басовое соло. А уж как вдарил ударник!

10.

Слушаем Taran Trio. Фото Екатерина Попейко
Слушаем Taran Trio. Фото Екатерина Попейко

Сумасшедший смех. Именно так, сумасшедший смех, а не смех сумасшедшего. Чистый мюзетт. Я бы даже сказал, рафинированный. Уверен, французы будут в восторге! Иногда, когда я слушаю музыку, я вдруг представляю, что солируют басы, аккомпанемент, а аккомпанируют, наоборот, солирующие инструменты. Это позволяет услышать музыку совсем по-другому! На этой композиции это удовольствие ощутил особенно остро.

11.

Пилюгин стоял еще пару секунд, затем крепко плюнул,
скинул прилипшую рубашку, майку и с криком «Эх, бляха-муха!» — пустился в пляс. Под музыку Челентано он заделывал матросский танец «Яблочко».
Его большое стосковавшееся по свободе тело
подпрыгивало ввысь, уходило вприсядку, отбивало чечетку,
а счастливая итальяночка маленькой павой скользила вокруг,
помахивая, как платочком, чем-то голубеньким…

Михаил Городинский. «Ночное»

Слушаем Taran Trio. Фото Екатерина Попейко
Слушаем Taran Trio. Фото Екатерина Попейко

Собственно, эпиграф исчерпывающе передаёт моё настроение от этой композиции.

12.

Крики: Браво! Браво! Бис! Слушатели встают. Овации. И вот вам бис. Я сразу вспомнил Dino Saluzzi. Раздумчиво. Лирически… Но потом опять Балканы. Но какие-то трезвые… То ли ракию разбавили, то ли винишко подвыдохлось… Но потом опять лирика… От Saluzzi на Балканы, потом обратно, потом опять к Saluzzi! Реально круто! Хм. Или всё-таки Кавказ? Блин! Не стоило мне мешать «муравьёвку» со «скиттловкой». Как-то восприятие покосилось… А потом мелодия и ритм захватили, понесли, и география потеряла значение: душа поднялась так высоко, что никаких границ уже не разглядеть…

Дядя Зеневич летает. Елена Трейстер уже вернулась. Фото Екатерины Попейко
Дядя Зеневич ещё летает. Елена Трейстер уже вернулась. Фото Екатерины Попейко

P.S. Дети в Quvalda

Напоминаем, что на концерты BlackWhiteJazz в Кувалду можно и нужно приходить с детьми. Поверьте, времени они зря терять не будут!

Дети в Quvalda времени не теряли/ Фото Екатерины Попейко
Дети в Quvalda времени не теряли. Фото Екатерины Попейко

P.P.S. Павел Виноградов, с днём рождения!

 

Поделитесь!